ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
МУЛЬТFИЛЬМЫ: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 12.2002
Прислала: Татьяна Маринкина
Источник: FUZZ #12, 2001

"Величиной с МУЛЬТFИЛЬМЫ" - интервью с группой (2001)

Складывается такое впечатление: в попытках сотворить нечто современное и западнообразное преуспели чуть больше других. Они чувствуют стиль, время и конъюнктуру в искусстве, умеют быть модными. Им по 25. и они пока еще подвижны, и порой могут резвиться, как дети. Это люди с хорошим настроением и чувством юмора Они не раздувают щек по поводу своей особой значимости, но знают себе цену, и знают, чего они хотят - сохранить идею, несмотря на форму и реакцию публики. Их второй альбом "Яды Витамины" вас удивит, считает Надежда КАШЛИКОВА.

В гостях у Егора. Спросить - не спросить? Почему такое название - "Яды Витамины"? Егор пожимает плечами: "Не узнаю. Устал". Берет со стола компас. "Смотри - у нас стенка прямо с севера на юг идет. Вот так строили дома в Петербурге. Круто". Возвращается к вопросу: "А почему нет? Во-первых, все витамины - это яды. Нет полезных витаминов. Все это вранье". И какое это отношение имеет к альбому? "Потому что звездам не хватает витаминов. Такая песня есть у калининградской бритпоповской группы - "Даже звездам не хватает витаминов".
Вечером предыдущего дня договариваемся о встрече с МУЛЬТFИЛЬМАМИ у метро "Нарвская". Последняя репетиция на точке в "Wild Side", там и поговорим. Первым на выходе с эскалатора появляется Егор. Вот кто не опаздывает. "Ну, как тебе альбом?" - хитро улыбаясь, интересуется он. Отвечаю: "Вызывает противоречивые чувства". Егор подхватывает мою мысль: "Ага. От ненависти до любви и от унылости до драйва. Сплошная эклектика". Купили пива, встретили Женича, который потащил нас в близлежащий "Рок-подвал". Там он осчастливил себя покупкой кассеты BIRTHDAY PARTY. Подтянулся Руст, и мы, не дожидаясь опаздывающих Макса и Витю, берем курс на "Wild Side". Барабанщик Макс заявится спустя часа два, Витя в тот вечер встречал маму, поэтому "за жизнь" и "за музыку" держали ответ: Рустем Галлямов - бас-гитарист, художник, претендент на звание главного идеолога МУЛЬТFИЛЬМОВ; Евгений Лазаренко - гитарист, автор FUZZA, самый развеселый в компании, очень ценит шутки Руста, весьма начитанный и образованный, имел при себе книжку "Отцы и дети" Тургенева; Егор Тимофеев - лидер, зачинщик, автор слов, первый женатый человек в группе. Каждому есть что сказать. Периодически они задают вопросы друг другу.

Евгений Лазаренко: Продюсер знает, как. Мы знаем, чего хотим. Мы отправили исходники с сопроводительным письмом человеку, который знает, как, в котором изложили, чего мы хотим. Это студия "SeaWolf" в Хельсинки на каком-то островке, что-то типа Петропавловской крепости. В одном из бастионов - студия. Нашего звукорежиссера зовут Ханну Лейден.
Рустем Галлямов: Был виден функциональный, четкий, профессиональный подход ко всему, без лишних слов. Там альбом хорошо и качественно свели.

Собственно фонограмму МУЛЬТFИЛЬМЫ писали в Петербурге на студии "Нева". Лето, жара...

Женич: Это какое-то время хэппенинга было. Торчишь на студии, записываешься час, тусуешься пять - сидишь, пьешь пиво.
Руст: Мне нравится в студии работать, наблюдать за процессом, как человечек сидит, ручки крутит. Действительно, полезной работы немного, но это, похоже, вообще удел музыкантов. Мы ездили в небольшой тур в Калининград и в Самару. Я подсчитал, что мы потратили на дорогу около 134 часов, из которых полезной работы было 3 часа - 2 концерта по полтора часа.
Женич: Работа над вторым альбомом была менее расп...дяйская. Над первым альбомом работала туча человек. И это был в большей степени экспериментаторский альбом при записи, не говоря уж о том, что там Самсонов понаделал. Работа над вторым альбомом была более структурированная.
Руст: На первом - пришел, записал и ушел. Во-первых, все это долго происходило. Во-вторых, я и Женя принимали участие только в половине вещей. Я волновался - "Мелодия"...
Женич: Второй альбом - в большей степени продукт именно группы МУЛЬТFИЛЬМЫ, а не группы МУЛЬТFИЛЬМЫ & FRIENDS или САМСОНОВ И МУЛЬТFИЛЬМЫ.

У вас был завидный старт. Не каждый группе дано заполучить Самсонова и даже таких друзей-музыкантов, которые помогли с дебютом.
Руст:
Очень часто встречались в прессе фразы, что группе дан большой аванс, посмотрим-посмотрим.
Егор Тимофеев: Большое спасибо за этот аванс.
Женич: Мы его уже пропили.

Песни пишет Егор. Насколько вам близко его настроение?
Женич:
Пусть он выйдет, (ха-ха-ха)
Руст: Второй альбом передает настроение, какое сейчас вообще существует в музыке - в российской и мировой. Нельзя сказать, что сейчас рождается что-то цельное. В 90-х появилась мощная волна рейва, сейчас такой волны нет. Поэтому, скорее, есть на-строение неопределенности. Пожалуй, я акцентируюсь на том, что песни разные. Неопределенность - такая вещь, о которой трудно говорить конкретно.
Егор: Где-то больше стеба, они более легкие, попсовые. Где-то - с какими-то идеями. Нельзя дать определение пластинке как, предположим, концептуальному альбому. Нет никакой концепции, связывающей песни воедино в музыкальном плане. Сейчас как все в мире неопределенно, так и у нас. Как ярмарка получается: выбирай, что нравится. Там есть песни, которые являются продолжением первого альбома. Есть песни абсолютно другие.
Руст: Какой-то отсыл к третьему.
Егор: Собирались изначально записывать этот альбом очень простым, такой live легкий, не запарный, запоминающийся. Но все-таки добавили Т‹удаТЉаких песен, которые заставляю‹Тчеловека подумать.
Женич: Для меня чуть ли не главной песней альбома получилась "25-й Год". Вообще через весь альбом красной нитью проходит тема возраста. Причем не какого-то конкретного, а нескольких возрастов, через которые лирический герой альбома проходит. Сначала у него одно настроение в 16 лет, потом другое в 20, и третье в 25. И я не считаю, что это совсем что-то такое легковесное. Просто в разном возрасте лирический герой по-разному себя чувствует. Для меня этот альбом в большей степени тянет на концептуальность, а не на разрозненность.
Егор: Руст, я даже вспомнил, как мы с тобой на качелях качались возле студии "Нева" и на эту тему беседовали. Про Женьку говорили, про всех. 25 лет мы с тобой обозначили как такой рубеж в жизни человека.
Руст: Я думал над этим вопросом, и у меня такая картинка нарисовалась. Человек, когда рождается, он маленький. До определенного возраста все впитывает, т.е. некое принимающее начало. Потом он замыкается, переходный возраст, обрубаются вот эти каналы восприятия. И он начинает вариться в собственном соку, у него все раскладывается по полочкам, устаканивается, начинает вырабатываться уже какой-то потенциал. В 25 лет или где-то в этом возрасте примерно, происходит перестройка сознания, направленная именно на то, чтобы отдавать то, что сформировалось.
Женич: Ты можешь этот потенциал ощутить, как-то проанализировать и понять, на что уже способен.
Руст: Приходят время действий, когда нужно воплощать.
Егор: Все песни разного периода, разные эмоции, на разном уровне сознания и чувственности. Если, предположим, песня "Мурашки", которая была написана лет 5 назад, - искренне романтичная, в порыве написанная, то сейчас такого не происходит. Сейчас к любому предложению в тексте - постоянные зацепки, претензии от самого себя, потому что хочется очень емко все делать, хочется уже обобщать, и, в то же время, боишься обобщать, чтобы не стать рокером-провозвестником истин прописных.
Руст: Мудрецом быть - это смешно. Достаточно попробовать какую-то мудрость вывести, и просто поймешь, что еще рано.
Егор: Поэтому приходится аккуратно все очень делать. Сейчас такое время, что люди потихонечку начинают париться уже и определяться. Главный вопрос - а надо ли все это? Все, что происходит со мной, - надо мне это? А если нет, то что мне надо? Если надо, то что будет потом с тем, что я сейчас делаю?
Руст: Я, например, увидел разницу между вопросами - зачем и для чего. Зачем - направленность внутрь.
Егор: Надо еще понять, для кого. Потому что наша аудитория сейчас в замешательстве находится. На концертах мы играем первые две песни - "Я Никогда Не Умру" и "25-й Год". И следим за реакцией очень внимательно. Такой confuse происходит. Им, вроде, и нравится, но они не понимают, что и почему, потому что совсем другая музыка, другой вообще подход.
Женич: По форме они наиболее расколбасные из всего концертного сета.

Акценты

Руст: В первом альбоме клавиши несли ведущую функцию. Здесь гитарные партии выходят больше на передний план.
Егор: И это хорошо.
Женич: Гитара и клавишные должны как-то вместе сосуществовать, в пачке. Они должны дружить. Не надо, чтобы клавишник забивал гитариста и наоборот.
Егор: Гитара характернее гораздо. Клавиши могут быть мелодичными, красивыми, резкими, визжащими. Но кайфа, драйва, как от гитары, ни от какого другого инструмента нет.
Руст: Егор сейчас говорит больше про эмоциональную сторону. Я техническую сторону хотел бы рассмотреть. Два подхода. Допустим, рок-н-ролльный подход, - это именно, как Женя говорит, пачка, некая цельная субстанция, где нет задачи, чтобы прослушивался каждый инструмент в отдельности. В электронной музыке - подход слоености. Как в "Photoshop": смотришь сбоку - видно эти слои, смотришь так - все вместе. Я бы хотел видеть второй подход.
Женич: Руст, но ты ж сам говорил, что тебя в рок-н-ролле, в первую очередь, прельщают личности, которые выпирают из общего состава? Хендрикс и CRIMSON с Фриппом? Но это ж не пачка? Значит, это не рок-н-ролл, правильно?
Руст: Не рок-н-ролл.
Женич: Хендрикс - не рок-н-ролл?! По-моему, это ультра-рок-н-ролл!
Руст: Согласен. Но Хендрикс занимает вообще отдельную позицию. Начатое им дело не получило продолжения.
Женич: Да-да-да.
Егор: Ты имеешь в виду, - как Бадди Холли рок-н-ролл?
Руст: Ну да. THE BEATLES, хотя бы.
Женич: Вот там пачка.
Руст: Из современных - KORN. Их слушаешь - масса единая. Они мнут какой-то энергетический комок, перекидывают друг другу - В ASIAN DUB FOUNDATION - совершенно другой подход. Там именно все по слоям.
Женич: Вот не согласен!
Егор: Я вообще ни фига не смыслю в этом деле. Не понимаю, что такое слоеность, что такое пачка.

Технократия

В песне "25-й Год" весьма оригинальная клавишная партия...
Егор:
Это я нарисовал в "Cubase". Пара-бара-бара-бара-ба, этот момент? На дискету записал midi-файл, принес на студию, вставил в компьютер, выставил темп, подобрал тембр рояля и туда скинул.
Женич: Технократия.
Руст: Изобретение сэмплера в корне и бесповоротно изменило подход к музыке.
Женич: Компьютер - очень хороший инструмент.
Егор: Есть какая-то партия, которую трудно сыграть на студии. Более простой вариант - делать дома. Играешь это на midi-клавиатуре, либо просто графически рисуешь этот звук. И потом сохраняешь как midi-файл. Там нет самого тембра звучания инструмента, но есть партия. Можно на это "ту-ту-ту" назначить любой звук - трубу, виолончель, фортепиано. ТђТЏТЋТЌТЊ
ђТ Егор: Первый альбом гораздо больше порезан. Та же самая компьютерная обработка, только это делалась потом. Андрей Самсонов, предположим, брал партию барабанов. Играет бас-бочка, которую мы записали на микрофон в студии. Он на эту бас-бочку назначал другой звук. И получается немножко другое звучание барабанов в целом. Либо так заменялись какие-то клавиши, либо они доигрывались, тоже рисовались в компьютере. Тем не менее, все остается живьем. Что касается компьютерных технологий, на этом альбоме они были использованы только в 2-х или 3-х песнях.
Женич: Помимо всего, там гитары резались. Вот эта мьюзовская фича - "та, та, та, та, та" - это просто я сыграл "та-там", потом все разрезалось и районировалось.
Егор: "Я Буду Жить" - очень старая песня. Мы придумали ее раньше, чем группа MUSE. И партию гитарную тоже. Поэтому раньше всех об этом скажите!
Руст: На тему "содрали-не содрали" я хотел сказать такую вещь - опять же, тенденция, которую я вижу в мировой музыке, в живой именно. Мне кажется, что нет задачи работать над формой как таковой. Это вообще всего изобразительного искусства касается. Не столько работа над формой идет, сколько над контекстуальным содержанием. Все сыграно уже, грубо говоря. Поэтому в каких-то вещах можно услышать - это оттуда, это отсюда. Собственно, сегодня ценность музыкального произведения - в "телеге".

Сейчас все быстро устаревает.
Егор:
Мне хотелось, чтоб этот альбом был растянут во времени. Если, послушав "25-й Год", человек заскучал, для него есть другая песня. Может некоторым показаться ретро - олдовая аранжировка, идея не нова. Я о "WWW He Люблю", она попсовенькая, легкая. Есть песня "США", думаю, она прорубит слушателя не сразу.

Мнения

Некоторые группы устают от рейтингов, чартов, СМИ.
Егор:
Это знаешь, почему происходит? Когда они делают что-то, они все время на чарты ориентируются. У нас группа, не побоюсь этого слова, - независимая. Нет абсолютно никаких установок, расчетов и т. д. Поэтому мы можем себе позволить выпустить такую пластинку.
Руст: Когда интересно, не бывает трудно. Трудно бывает, когда не интересно, но надо.
Егор: Про группу THE BEATLES писали - что каждую их песню можно смело поделить на три. Припев, куплет, проигрыш, распевка. Они настолько хороши, что из каждой песни можно сделать отдельную песню, которая тоже будет хитом. Так вот писали. Интересно, что, как мне кажется, из каждой песни нашего альбома можно сделать другой альбом. Когда я придумываю одну песню, меня прет в течение 2-3 дней, и я знаю, что если сейчас я сяду что-то там придумывать...
Женич: ..то напишешь кучу песен в том же духе.
Егор: В том же стиле, в том же направлении, находясь под влиянием прослушанной кассеты, разговора, ситуации. Прет именно на такое настроение, музыку, чуть ли не на гармонии. И, в принципе, можно было наклепать подобных песен.

А что вдохновляет тебя при сочинении песен? Книги, чужая музыка?
Егор:
Все. Ассоциации... Да, я читал, слушал, но не думаю, что это какое-то отношение имеет к вдохновению.

Можно сказать, что "Яды Витамины" - переходный альбом?
Руст:
Я бы сказал, что он современный...
Женич: Ничего переходного в нем нет.
Руст: ...и показывает тенденцию современности. Вот эта разность, неопределенность.
Егор: Про второй альбом все время говорят, что он раскрывает группу полностью.
Женич: Первый - подача. А второй - уже что они собой представляют.
Егор: Вот и думайте теперь!

Но он не совсем второй. Был же еще и макси-сингл.
Егор:
Это случайность.
Руст: Ни у кого из группы нет к нему отношения как к пластинке, к цельному произведению. Это сборник фактически.
Егор: Песни, которые не вошли в альбом.
Женич: Там есть песня, которая заявлена как хит, а все остальные вокруг нее строятся из некогда сделанного материала, совершенно разнородного.
Руст: Скорее уж он переходный.
Егор: Мне даже обидно, - приезжаем в город, а нам говорят: "Вот, есть ваш сингл, а альбома нет".
Женич: Кстати, постоянно такая ситуация по поводу дистрибью-ции первого альбома. И именно по нему строится впечатление о группе у слушателя. Что неправильно абсолютно.
Егор: Я вообще хотел выпускать сингл под названием "Красноглазая", a b-side - "Стереосигнал". Но...
Женич: Именно из коммерческих соображений...
Руст: Наверное, поэтому и нет отношения.
Егор: Это сейчас мы паримся, а тогда мы относились к нему именно как к синглу. Ты видела хоть раз в жизни артиста, который, когда у него выходит второй альбом, говорил бы, что первый был зае...ись, а второй - так себе? У меня очень много претензий и к первому альбому, и к синглу. Меньше всего у меня претензий к тому, что выйдет сейчас. И это нормально. Потому что постоянно происходит движение. Можно придраться к чему угодно. Буду автором, исполнителем, человеком, принимающем участие в творческом процессе, в репетициях, в концертах, в придумывании партий для этой песни... Меняют аккорды какие-то, и меня ломает. Это нормальный процесс.

Атрибуты хорошей жизни

Руст: Цепи, кнуты и нижнее белье из колючей проволоки.
Женич: Костюм от Лагерфельда.
Егор: А Макиавелли тебя не привлекает?
Женич: А я не знаю, кто это такой.
Руст: Лучше, мне кажется, "Armani" - бандитский стиль.
Егор: Хорошая машина. Есть автомобили, а есть "Mercedes". Если вы можете позволить себе сесть за руль автомобиля "Mercedes", то, значит, прожили свою жизнь не зря.
Руст: Но стиль "Armani" больше всего к "BMW" подходит.
Женич: А к "Cherokee" не подходит?
Егор: "Cherokee" - для охотников на оленей, на птиц. По городу на джипе ездят только какие-то совсем люди странные. Как правило, у нормальной семьи есть 2-3 машины. Ездить на день рождения с женой - хорошая спортивная машина, быстрая, красивая...
Женич: По-моему, в спортивной машине нужно заниматься спортом с женой.
Егор: Когда едешь с детьми за город на пикник, сажаешь их в "Volvo". А на экзотический отдых - тогда в джипе. А у нас - чем дороже, тем круче.

Свадьба

Егор: Это было лучшее шоу в моей жизни. Там было все сразу. И свадьба, и пьянка, и баня, и гулянка. Очень жарко было. 18 июля - самый жаркий день лета. Конечно, это памятный день, всегда останется праздник для меня и моей супруги Наташи. Почувствовал ответственность? Да вряд ли. Вообще я человек не очень ответственный. Теперь у меня есть жена, вот пусть она и будет ответственной за все, правильно?

Человеческий фактор

Вы вместе 2,5 года.
Женич:
Мне кажется, что группа, как коллектив, сообщество людей, установилась очень быстро.
Егор (группе): Да, а потом некоторые стали думать: "Я уже взрослый, чего делать-то буду?" Но это все очень быстро давится. Человеку объясняется, что так не надо.
Руст: Я не могу работать в атмосфере травли со стороны завистников. (Женич покатывается со смеху).

Состав окончательный?
Егор:
От человеческого фактора зависит. Я не удивлюсь, если ко мне придет человек из группы и скажет: "Я подумал и решил, что ухожу из группы и теперь буду заниматься другими делами". Будет очень неприятно, обидно. Но это нормально, потому что возраст такой. Любого может переклинить. Меня переклинивает очень часто на эту тему.

На тему ухода из группы?
Егор:
Типа того. Нормальная ситуация, но как воспринимать это все? В 25 лет сложно быть музыкантом.
Женич: Легко лет в 18 и лет в 40.
Егор: Потому что сейчас еще есть хороший качественный потенциал. И если ребята могут уйти из группы, то я не могу. Потому что для меня это, в общем-то, все. Т. е. группа все равно останется, другое дело, что я и не могу без этого жить вообще. Не потому что я не могу ничем другим заниматься, я даже пробую каким-то другими вещами заниматься, думаю о том, кем бы я мог стать, понимаю, что мог бы стать кем-нибудь Т‘ ‘Т другим. Не музыкантом. Даже не потому что неинтересно, а потому что Т’ ’Т все равно есть какая-то внутренняя телега - ну, не получается, не переломать, даже если захочешь, у меня сил не хватит переломать в себе желание быть музыкантом. Но это трудно, особенно в нашей ситуации, когда мы не сидим на качественно продуманном, хорошем, офигенном контракте. Мы должны работать и придумывать что-то для того, чтобы жить и существовать вместе. Нет такого ощущения, как в других группах. Приносят текст, музыку, контракт на 5 лет - для тебя это работа. Все зависит от нас - как мы будем играть, что мы будем играть, - и зависит очень сильно. И, мало того, многим кажется, что усилия, приложенные к творчеству, неадекватны тому результату, который мы получаем. И мы в таких условиях находимся. Какой-то плюс, который нам кажется вообще прорывом, приносит нам незначительные суммы. Здесь нужно еще больше, еще сильнее, еще качественнее стараться что-то делать, находить компромиссные варианты в сложном противоречивом мире нашей современной российской востребованности артистов.

Еще качественнее - это как?
Егор:
Это - когда работаем сами и делаем суперпродукт.
Руст: Это как горизонт. Ты все время идешь к нему, а он все время удаляется.
Егор: Это почему не нравится записанная песня всегда. Это безгранично. Когда у тебя есть 24 или 36 или 48 дорожек на студии, постоянно хочется все дописать. А профессионализм заключается в том, чтобы все это сделать лаконично. Если что-то добавляешь, то это именно то, что надо. В смысле - будет востребовано.
Женич: Востребовано кем?
Егор: Слушателем. Для того, чтобы жить, играть концерты и получать деньги за это.
Женич: Совсем недавно ты говорил, что мы независимые.
Егор: Есть определенные... это даже не рамки. Я сам это понимаю. Песню придумал, супер, как мне кажется, а потом сам сижу и понимаю, что даже я послушал бы ее и сказал: "Здорово сделано, качественно исполнено все", - но она бы не стала хитом для меня. Люди в нашей стране не готовы пока еще к музыкальности, они готовы к рефренам. По-прежнему, как это было 5 лет назад. И, живя в этой стране, я не могу не становиться человеком, подобным слушателям, приходящим на концерт. Это не компромисс, а предоставление возможности выбрать из песен с нашего нового альбома те, которые будут более популярными, интересными. Мне казалось, что песня "Красноглазая", когда мы ее записали, должна быть номером 1 в нашем творчестве. А люди выбрали "Магнитофон" и "Чужие Звезды".
Руст: На тему зависимости-независимости. Можно одну и ту же мысль высказывать разными словами. Я могу сказать так, что ты меня не поймешь, или услышишь что-то свое. А чтоб ты поняла, я должен понять, на каком языке ты общаешься и как думаешь, и изложить тебе в твоем формате. Это касательно формы. Она корректируется. А идея - это авторское уже. Идею нельзя ставить в зависимость от кого-то.

Т“ “Т

МУЛЬТFИЛЬМЫ:

Статьи


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher