ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
FRAGILE HOLLOW: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 03.2003
Прислал: Aleksi Ahokas

FRAGILE HOLLOW от первого лица

Немного о нас:
Прежде всего, мы из Финляндии. Нашу музыку можно описать как коктейль из KATATONIA и ANATHEMA, который нужно пить в компании с умирающей невестой (намек на группу MY DYING BRIDE . - Ad). Нам всем нравится музыка групп KATATONIA, TYPE O NEGATIVE и BLACK SABBATH, в ней наш источник вдохновения. Начиная с 1997 года состав группы неоднократно менялся, но сейчас он впервые за долгое время остается постоянным. В 2002 году мы получили контракт с итальянским лэйблом Avantgarde Music. Все лето 2002 года мы потратили на запись нашего дебютного альбома "Effete Mind", релиз которого состоялся в начале 2003 года.


История группы

Сначала была группа PROPHET, которая появилась в 1997 году, когда наши предыдущие проекты выдохлись. Все музыканты уже были знакомы друг с другом еще по школе, однако особо не дружили. В то время Hisu и Sami дежурили по ночам на заправочных станция, а я (Aleksi) все свободное время посвящал прослушиванию компактов с экстремальным металлом, которыми снабжали меня друзья, подкрепляясь время от времени домашним самогоном и вином. Где-то через год или два Hisu позвонил мне и сказал, что хочет создать группу. Самое удивительное, что этот разговор проходил по пьяни, поэтому планов мы настроили вагон и маленькую тележку. Проспавшись, я позвонил Sami и спросил, не хочет ли он поиграть с нами песни в духе BLACK SABBATH, которые я сочинил.
Репетиции проходили в подвале дома Hisu. Там мы играли около полугода, пока не записали первое демо "Thy Sky Takes You Away". Наши первые опусы были полным дерьмом, но вскоре мы нашли свое звучание. Гитарные мелодии в исполнении Sami шли поверх моего навороченного баса (тогда у нас еще не было ритм-гитариста, поэтому большинство гитарных партий я умудрялся на бас-гитаре), и все это под мощный ритм, задаваемый Hisu, ударником-самоучкой, который был на несколько лет моложе нас.
Для записи первого демо мы заказали на две ночи студию MD. Я где-то слышал, что именно в этой студии HIM записывали свои первые песни. Это был наш первый опыт работы в студии. Я помню, что в то время наши песни были похожи на творчество KATATONIA и TYPE O NEGATIVE. Сейчас я до сих пор удивляюсь, что первое демо получилось так качественно (тогда я вообще на это не обращал внимания).
После записи мы еще две недели привыкали к тому, что у нас теперь есть свой собственный диск. Сначала нам было очень трудно слушать его, так как его постоянно хотелось подправить, а такой возможности у нас не было… Впрочем, это было не так трудно как снова начать регулярные репетиции, на которых звук (по сравнению со студийным) был просто ужасен.
Наш первый концерт мы отыграли в местном молодежном клубе. Перед концертом мы здорово наклюкались крепкого пива, но публике все равно понравилось (вроде бы). Концерт был весьма коротким, так как в то время у нас было готово всего три песни. Помню, мы все очень нервничали, зато когда мы отыграли последнюю песню, эмоций было море! Мы как будто оказались на вершине мира. После концерта мы еще раз как следует выпили, и нас уже совсем перестала волновать реакция зрителей на наше творчество.
После этого мы долго не смогли собраться с силами и продолжать репетиции. В конце концов, я решил сделать шаг назад и сел сочинять новые песни.
Однажды мы отправились с друзьями на концерт, предварительно ужравшись в сосиску. Даже удивительно, как мы вообще смогли тогда что-то воспринимать в таком состоянии. Уже на концерте я пошел в сортир поблевать от души и услышал, что кто-то неподалеку занимается вандализмом (бутылки кто-то бил). Я увидел этого чувака и сразу понял, что мы подружимся. Оказалось, что он был гитаристом местных Death Metal команд DENIGRATE, MORTIFY и еще каких-то. Он попросил мой телефон и пообещал, что обязательно скажет мне свое мнение о нашей демо-записи ("Thy Sky Takes You Away"), которую я подарил ему. А потом он пропал на пару месяцев и лишь спустя пару месяцев он связался со мной и сказал, что хочет играть в нашей группе. Мы встретились в нашем репетиционном помещении, где много пили и немного играли. Чуть позже он очень помог нам с подготовкой следующего демо. Этого загадочного человека звали Seppo Nummela.
Еще одним поворотным пунктом в истории группы стало мое знакомство с Pete (Pete Raatikainen, позже он тоже стал играть в нашей группе) и мистером Уллгреном. Pete я видел еще в школе и знал, что он увлекался в основном музыкой в стиле Black и Death Metal. Его младший брат был другом моей бывшей подружки или что-то вроде этого… В общем, с этими людьми я познакомился на одном из концертов. Они уже слышали мою игру на бас-гитаре и попросили присоединиться к их группе (JATUNHEIM). Пару дней спустя я зашел к ним на репетиционную точку, которая была неимоверно крута, надо сказать. Они репетировали в старом кинотеатре, где была настоящая сцена. Насколько я понял, эти ребята не очень-то интересовались музыкой. В основном они бухали по-черному, а в перерывах играли что-то вроде Black Metal… в общем, я почувствовал себя как дома в этой компании. Мы квасили каждые выходные, а еще играли свои песни и некоторые каверы ROTTING CHRIST. Кое у кого из этих парней была еще одна группа, которая называлась RAPTURE, и им как раз не хватало гитариста. Вот эта группа играла настоящую музыку, по крайней мере, это было лучшее из того, что я слышал на тот момент. Однажды они попросили меня поиграть с ними, и я, конечно же, согласился. Я был на пару лет моложе остальных музыкантов группы, которые были уже весьма опытными в то время, их даже в Хельсинки хорошо знали. Вместе с RAPTURE я впервые сыграл в настоящем рок-клубе. Я быстро подружился со всеми музыкантами RAPTURE и мы часто бухали вместе.
На тот момент группа PROPHET была практически заброшена. Hisu сильно обиделся на меня за то, что я бросил их ради RAPTURE. Я даже слышал, как он говорил всем подряд, что я сатанист. В то время это было настоящим трендом. Каждый подросток ходил, увешанный пентаграммами, и слушал группы типа CRADLE OF FILTH и DIMMU BORGIR. Но я не был сатанистом, и вообще мне больше нравился Doom Metal типа KATATONIA и ANATHEMA. Но при этом мне нравилось играть более быструю музыку, а это никак не укладывалось в голове у Hisu. Я не виделся с ним довольно долгое время, но мы все равно остались друзьями и, в конце концов, снова начали играть вместе.
Какое-то время спустя я купил себе гитару, и мы снова начали играть, пока что вдвоем. Мы играли трэш, спид, дум, дэт… и еще много всякого. Я наконец-то выучил ноты и теперь мог сочинять настоящие песни. Все лето у меня было свободным, поэтому каникулы я посвятил музыке и пиву. А еще я познакомился с симпатичной девочкой, которая умела играть на клавишных. И хотя именно она познакомила меня с творчеством таких групп как EMPEROR и SENTENCED, ее нельзя было назвать металлисткой. Ее звали Tea, ей было 14 лет…
Вернувшись с каникул в Хельсинки, мы начали репетировать сочиненные мной песни. Группа PROPHET снова была в строю!
Мы репетировали песни "As I Prove You My Lies" и "Gone". Обычно репетиции случались с частотой раз в неделю. Я переключился с баса на гитару. Мы искали новый синтезатор и второго гитариста. Все шло по плану.

"Gone"…

Песни для следующего демо мы подготовили за пару месяцев. Потом заказали время в студии и записали демо "Gone", которое давало некоторое представление о том, как будет звучать наш первый миньон "Miles Away". Демо опять пришлось записывать за два дня, так как парень, который нас записывал, не смог справиться со своим оборудованием. Впрочем, мы неплохо провели время, а Seppo даже записал для нас совершенно сумасшедших соло. Результат нам не очень понравился, я имею ввиду качество звука… Зато мы поняли, как нужно играть, чтобы миньон "Miles Away" получился как следует. Его мы планировали записать несколькими месяцами позже.

"Miles Away"…

Мы сделали большой рывок в плане музыки. Оглядываясь назад, я могу сказать, что единственный элемент, которому мы мало уделяли внимания в то время, был вокал. Тот, что был тогда записан, мне не нравится, хотя сами песни получились очень даже неплохо.
Помню, как у нас было всего 5 или 6 дней на репетицию 4 песен. Мы заново сделали "As I Prove You My Lies" и "Gone", а также записали еще две новые песни "Now I Die" и "Miles Away". И, как обычно, как только мы дорвались до студийного оборудования, сразу начали убивать тишину. Запись прошла без всяких происшествий. У нас даже осталось время, чтобы поработать с разными гитарами, усилителями, струнами и примочками… В общем, миньон получился.
Jukka Puurula, который сводил наше первое демо, и на этот раз помог нам с некоторыми песнями и вокалом. Месяц спустя диск был готов. Слушая наши первые демо-записи ("Thy Sky Takes You Away" (1997) и "Gone" (1998)), становится понятно, почему мы старались играть в основном инструментальные композиции, петь я совершенно не умел, да и голос у меня тогда был не из лучших, мне было тогда всего 16 лет.
Как только диски с записью "Miles Away" оказались у нас, мы сразу разослали их разным лэйблам и журналам. После релиза "Miles Away" о нас написали первую хорошую рецензию и взяли несколько интервью. Одно из них даже прозвучало по радио.

Гитарный мусор…

В группе пробовало играть много всяких гитаристов. Многие из них оказывались совсем никчемными. Попался, правда, один более-менее качественный, с которым мы даже попытались сыграть концерт. Но посередине одной из песен он зацепился за свой шнур и упал… В общем, больше он с нами не играл, хотя мы до сих пор с ним дружим. В конце концов мы позвали в группу приятеля Hisu по имени Jarno. На прослушивании он сыграл пару быстрых рифов из репертуара OLD MAN'S CHILD, и вполне устроил нас. Еще большей удачей оказалось то, что Jarno был знаком с некоторыми организаторами концертов, благодаря чему состоялся наш первый большой концерт. Мероприятие проходило в городе Лепакко, где мы должны были выступать вместе с CRYHAVOC и ABSURDUS. Выступать мы решили трезвыми, но ночь перед концертом была длинной, а у нас совершенно случайно оказалось много пива… В общем, когда мы поднялись на сцену, наш барабанщик был настолько пьян, что напрочь забыл, что такое ритм и для чего он вообще нужен. А мне постоянно казалось, что дым на сцене твердый, и я могу об него опереться… Конечно, после концерта мы чувствовали себя победителями.
После этого мы сыграли еще несколько концертов в местных клубах, но быстро устали от этого. К тому же у гитариста были какие-то неотложные дела, и мы позволили ему уйти из группы.

Борьба…

Где-то в 1999 году уже после выхода "Miles Away" в группе стали появляться некоторые разногласия. У каждого из участников были свои музыкальные пристрастия, поэтому каждый тянул одеяло на себя. Hisu вообще надоел металл, и он начал слушать всякую финскую попсу. Мне наоборот все больше нравились Black и Death направления. Кроме того, я начал играть в финской Power Metal группе EXCELSIOR, так как мне казалось тогда, что в PROPHET у меня нет перспектив. А еще мы вместе с Pete организовали свою Doom Metal группу под названием SNOWGARDEN, где барабанщиком согласился стать Teemu (THRONE OF CHAOS, THY SERPENT), а Pete пытался играть на гитаре. Репетировали мы все в том же старом кинотеатре.
Однажды я познакомился с музыкантами из группы DIABLERIE во время нашего (EXCELSIOR) совместного выступления в городе Вернисса. Они спросили, не хочу ли я поиграть в их группе в качестве бас-гитариста. В DIABLERIE играл Henri, которого я видел еще в школе. Он мне наплел с три короба про девчонок, которые им достались после совместного концерта с CHILDREN OF BODOM. А с PROPHET ничего такого не происходило. Однако, поскольку миньон неплохо продавался, а рецензии на него были в основном положительными, мы решили еще раз попробовать добиться успеха.

"Death Becomes You"…

У меня было пять готовых песен для PROPHET, но репетиции проходили как-то вяло. Tea постоянно извинялась за свою невнимательность. Hisu сразу после репетиции напрочь забывал свои партии, и на следующей ему приходилось все объяснять заново. Вообще было такое ощущение, что он разучился играть. В конце концов мы записали партии ударных в студии, а потом дела наладились. В этот раз Seppo сыграл много гитарных партий для нас. Я показал готовые песни моему другу Henri, и он обещал прорычать вокальные партии для них. Кое-что он "спел" мне прямо в туалете рок-клуба Honky Tonk и страшно напугал находящихся там людей. Все шло к тому, что демо "Death Becomes You" (2000) будет нашей лучшей записью. Но все-таки это было только демо. Мы решили выпустить его на кассетах, и оно неплохо продавалось по цене 1$ за копию. Но не деньги были нашей главной целью, нам хотелось, чтобы как можно больше людей услышало нашу музыку.
Как только мы начали репетировать новый материал, я понял, что у всех участников группы разные стимулы. Работа, армия, девушки… мы разрывались между всем этим и группой и никак не могли решить для себя, продолжать ли нам дальше. Мы отыграли свой последний концерт в молодежном клубе. Никакой рекламы, это был какой-то фестиваль против наркотиков, хотя вокруг постоянно употребляли их. Кроме того, мы начали постоянно ссориться друг с другом из-за всякой ерунды, типа, кто за что отвечает, у кого какие проблемы с оборудованием и т.п. В общем, Hisu ушел из группы, и больше я его никогда не видел.

"Broken Promise"…

Итак, я и Sami точно знали, какую музыку мы хотим играть, но у нас не было музыкантов, которые бы разделяли наши интересы. Около года мы потратили на их поиски, но те, которых мы встречали, или уже были заняты в других группах или не верили в наш успех. В то время я был занят, играя в других группах, и времени у меня хватало только на то, чтобы сочинять новые песни время от времени. Когда я показал готовые песни Sami, он сказал, что их нужно немедленно записать. У нас теперь не было ударника, поэтому я попросил Pete из другой моей группы SNOWGARDEN помочь нам. Следующие четыре месяца мы отрабатывали 5 песен для миньона "Broken Promise". Кроме Pete в записи этого диска нам помогал Henri Sorvali на клавишных, а Seppo снова записал для нас несколько гитарных соло.
Сначала мы попытались найти для этого диска продюсера, однако никто не заинтересовался, поэтому пришлось нам брать деньги в кредит. Было решено выпустить "Broken Promise" в диджипаке, хотя это и было слишком дорого для нас, ведь у нас пока не было хорошо оплачиваемой работы.
Спустя полгода после релиза нам стали звонить с разных лэйблов. Некоторые всерьез интересовались нами, а некоторые просто поздравили с "великолепным демо". Мы уже хотели подписать один контракт, но тут нам предложили кое-что получше. Наконец-то что-то хорошее случилось с PROPHET.

Последний год разочарований…

Наш миньон "Broken Promise" очень удачно привлек внимание к группе. Мы получили много хороших рецензий, контракт, у нас стали брать интервью. Должен признать, мы не долго думали над тем, подписывать контракт или нет, так как это был наш шанс. Мы устали ждать, поэтому как только представилась возможность, мы принялись репетировать концертную программу и писать новые песни.
Мы нашли гитариста Jape Nummenpaa для группы SNOWGARDEN, однако потом решили, что ему самое место быть басистом в PROPHET.
Нас стали пускать играть на крупных концертах. Один из них был в Эстонии. В Таллине мы выступали вместе с DENIGRATE. За день до концерта мы решили отметить это и порядочно накачались пивом. Sami потерял наши билеты на паром, а потом мы опоздали на собственный концерт. И это при том, что мы как обычно решили выступать трезвыми!
На сцене мы вроде бы звучали нормально, но когда я послушал запись этого концерта, я был в шоке. Но самое удивительное то, что публики было пофигу на качество нашей игры и на наше состояние, видимо, они тоже нажрались перед концертом. В общем, мы отлично повеселились в Эстонии. Только Pete был недоволен поездкой. Он наговорил кучу гадостей о зале, об аранжировках и даже о музыкантах (то есть, о нас). Мы так и не поняли, что на него нашло, ведь все получилось нормально, особенно если учесть, через что пришлось пройти организаторам, чтобы привезти нас туда.
Как мы вернулись обратно в Финляндию, я совершенно не помню…

"Dirty"…

Той же зимой мы отыграли два больших концерта в Верниссе. Как всегда мы играли пьяными, поэтому пропустили много интересного. Помню только, что кто-то сказал, что Jape не выкладывается на полную, я тоже много чего сказал, а в результате мы подрались.
Потом мы записывали демо "Dirty", в которое вошли три новых песни. Записывались мы в совершенно нетрезвом состоянии, но на демо этого не слышно. Запись не стали рассылать лэйблам, несколько копий отправили в журналы, а остальное продали.

"Effete Mind"…

Миньон "Broken Promise" к тому времени уже был полностью продан. Мы сменили название группы на FRAGILE HOLLOW и уже подумывали о том, каким должен быть наш дебютный альбом. У нас даже демки новых песен уже были готовы. Тогда мы еще не понимали, что должны как можно лучше отрепетировать новый материал, чтобы не тратить студийное время понапрасну. На нашу беду человек, который взялся записать и смикшировать альбом, быстро утратил интерес к нам. Если в начале он еще как-то помогал нам, то потом он просто молча делал свое дело. Впрочем, альбом получился качественным. Песни, конечно, отличались от того, как они должны были звучать по нашим расчетам. Звучали они и в самом деле странно, но это можно объяснить тем, что в то время мы увлекались классическим роком, и поэтому решили использовать для записи альбома рок-гитары и барабаны в стиле 80-ых. В общем, это не наш типичный звук. Сейчас, когда мы слушаем его, он кажется нам классным, но тогда мы считали его неудачным.
Альбом мы доделывали в загородной студии втроем: Я, Sami и Tea. Утром мы работали в студии, а вечерами мы гуляли и разговаривали, и, может быть, наконец, узнали друг друга получше. Это были лучшие моменты в моей жизни.

Спешка, спешка, спешка…

На следующий день после возвращение в город я должен был уезжать в Савонлинну для того, чтобы участвовать в записи альбома "Songs For The Withering" группы RAPTURE. Пиво, водка, сигареты, бары… от всего этого у меня начались проблемы со здоровьем. В то время как остальные музыканты после записи шли на вечеринки, я отлеживался в студии. Это было как падение с небес в ад. Студия в Савонлинне была вонючей и грязной. Я развлекался прослушиванием тысяч странных пластинок, которые нашел там, а еще у меня был маленький телевизор. Когда я наконец выздоровел, пьянки начались с прежней интенсивностью.
Однажды мне позвонил Pete и сказал, что звук нашего альбома ему совершенно не нравится и вообще он ненавидит эти чертовы клавишные. Когда я вернулся обратно, у меня состоялся с ним разговор, в процессе которого выяснилось, что Pete категорически против нахождения в составе группы женщин. Это было началом конца, так как мне нужно было выбирать между ним и Tea. Когда он начал говорить о группе гадости, стало ясно, что я больше не могу работать с этим человеком.
А тем временем на горизонте появился проект RAIN PAINT, и FRAGILE HOLLOW снова на время лишилась моего внимания.

RAIN PAINT

RAIN PAINTЭто было здорово! Звукозаписывающая компания, которая сначала предложила контракт FRAGILE HOLLOW, вдруг заинтересовалась другой моей группой RAIN PAINT. Я показал им мои песни, и они сразу же предложили контракт. Все получалось настолько легко, что я воспринимал это как развлечение. Компания дала нам денег на покупку оборудования для студии, питание и выпивка также были за счет лэйбла. Менеджмент лэйбла был полон энтузиазма, и они на самом деле неплохо постарались для нас. Мы записали 8 песен, которые репетировали в подвале у DENIGRATE. Песни были очень хороши, я сочинил их в том стиле, который мне нравится больше всего. Запись заняла совсем немного студийного времени, поэтому оставшуюся его часть мы провели в Con Hombres (гей-клуб в Хельсинки) бухая по-черному. На улице было лето, поэтому мы часто ночевали в парке, так как часто опаздывали на электричку до дома… Альбом получился великолепным.

После пьянки всегда болит голова…

Из-за записи альбома для проекта RAIN PAINT мы пропустили рок-фестиваль в Хельсинки. Обстановка в FRAGILE HOLLOW была в то время не из лучших, а потом кое-что, из-за чего дела пошли еще хуже. Seppo и Pete серьезно поссорились. Мы больше не были группой.

Новый день, новый старт…

Так как мы много времени проводили с Make Vainio, который играл в RAIN PAINT, то решили показать ему некоторые песни из репертуара FRAGILE HOLLOW. Песни ему понравились, и он согласился играть их.
Потом мы случайно встретились с Pete и попытались еще раз решить все разногласия в баре, но затронуть больную тему так никто и не решился, поэтому мы просто напились.
Несколько репетиций с нами провел Jape, однако и он не задержался в группе, предпочтя заняться другими делами. А потом мы пригласили играть на бас-гитаре Teo (был у Make такой знакомый).
Спустя пару месяцев регулярных репетиций Teo и Make выучили первые 10 песен. Дела у группы вроде бы шли в гору. Новые музыканты добавили новой энергии старым песням. Музыка стала опять немного напоминать стиль BLACK SABBATH, как это было в самом начале. Круг замкнулся. К тому времени мы все научились не только сочинять хорошие песни, но и правильно общаться друг с другом. В группе, правда, до сих пор не хватало еще одного гитариста, поэтому в случае концерта мы просили помочь нашего старого друга Seppo, который до сих пор играет в DENIGRATE.

Последний кусочек мозаики…

Наш первый концерт в новом составе мы сыграли в местном молодежном клубе. Те, кто побывал на нем, сразу отметили, что наша музыка стала более мягкой. Спустя четыре месяца после этого концерта мы наконец-то нашли второго гитариста. Им стал Harri, который до этого уже 10 лет играл вместе с Teo и Make, а вы знаете, как это важно для взаимопонимания. Особенно ценно то, что он быстро выучил все наши песни.
Сейчас наши дела идут все лучше, и, я думаю, уже ничто не сможет остановить нас!

Алекси Ахокас специально для Rockhell.spb.ru

FRAGILE HOLLOW:

Статьи
Фотографии


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher